Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:32 

оттягиваюсь в полный рост - одела на себя индейские перья, сижу в офисе, пью чай, ничего не делаю )))
слушаю нуля, обнимаю плюшевого медведя))


00:16 

08:57 

17:44 

я давно ничего не писала на память, хотя со мной происходит много чего, и оно все такое замечательное!
вот теперь я например пишу с неожиданного и очень нужного нетбука, радости моей позавчерашней.
и безумно хочу написать о том, как чувствую себя иногда счастливой маленькой девочкой, вернувшейся себя-пятитилетней, тем более, что есть повод - из Швеции, после многих лет странных странствий, вернулся Рыжий Макс, которого я как раз и видела последний раз - маленькой девочкой, внимательно слушающей музыку Кинга кримсона и Мано Чао - именно он меня с ней познакомил.
теперь, когда мне было горько и грустно, я готовила для него чай в нашем замечательном доме, с рыжим светом и сиренивыми занавесками, с тишиной, наполняемой музыкой, кошкой, трехцветным хищным Ежом, нежно целующим носом всех переполенных умиротворением... мы сидели и до поздна рассказывали истории, делились музыкой и переводили с польского и английского мои много лет любимые и, оказывается, почти совершенно незнакомые песни. как здорово было узнать, что например, за звенящим девичьим голосом, слышится до крайности понятное, пойманное состояние - я даже могу отметить место на карте! - о том, как трамваи засветло развозят по городу новую жизнь..
рыжий макс пригласил меня посмотреть как снимают наши друзья на молодость короткометражное кино, угостил потрясающей красной рыбой и жареными бананами, был отличной компании при просмотре фестивального кино и собеседником в тот момент, когда насущно необходимо было выговорится и дико не хватало настоящего друга. странно жаловаться на его отсутствие, когда рядом такой легкий, созвучный человек и вам всем есть всегда чем заняться, а времени хватает только на то, чтобы приготовить вкусный завтрак, обед и ужин, а потом примчаться помогать своим прекрасным друзьям ) абсурдность и невыносимая легкость бытия во всем этом.
когда я рассказывала ему о том, что мои тотемные животные - тюлени, он вспомнил о книжке курта воннегута "галапогосы", и я сейчас читаю ее с удовольствием.
когда вспоминала о кастанедовской книжке и отрывке из нее, попавшейся мне в крымских горах Мраморного, напомнил всю историю - там было о "расщеплении сознания"
у меня есть дом, в нем очень уютно, есть один друг, который пообещал, что непременно скоро что-то изменится
а то, что горько от какой-то другой неосзвучной ерунды - это я сама себе виновата...
а еще со мной каждый день дофигища работы, до такой степени, что неделю назад я злилась и плакала от отчаянья усталости и неясности, как все успеть. хотя это все - настроение, а то, что нужно сделать - медленно, но верно делается....
и сейчас я снова к ней вернусь - за моей спиной шум голосов, занимающийся планированием, передо мной - окошко рендера, предвкушение синхрона и рендера мастеров.
:)))
привет!

01:26 

02:37 

02:26 

четыре ночи в офисе, а то и больше - 31 августа я пришла в ночную смену, потом съездила разочек домой, и с первого по пятое очень интенсивно работала. читать дальше

02:31 

письмо случайному другу

мне грустно твое призание.
о том, что не обязательно читать письма, а радует их наличие.
в этом то вся причино-следственная связь.

но тем не менее пишу тебе ответ.

глупо, на самом деле. как глупо и в то же время восторженно прекрасно все, что со мной происходит.

я довольно легко могу говорить с совершенно разными и чюжими мне людьми,
потому что однажды очень старалась видеть, почти с первого взгляда,
какое-то дивное сходство в них с чем-то прекрасным и непостижимим в моей
душе.и кажется, старания не прошли даром.

это так мило и просто - протягивать руку каждому, быть внимательным
слушателем, знать, что все отрицательные персонажи - сложные люди со
сложной судьбой и стоит прощать им маленькие слабости.

единственный способ просыпаться утром и быть счастливым в этом мире - улыбнться тому, что рядом.

а рядом обычно - что?
божественное озарение?
гений чистой красоты?
нет - рядом обои, потолок, кусочек одеяла, подушки.
загляденье, нет ничего лучше подушки, а особенно этого теплого одеяла, не согревающего душу, но умиротворяющего тело.

с людьми. конечно, сложнее.
просыпаешься. думаешь сначала о себе,
потом о другом. перемещаешь фокус. картинка сонастраивается. появляется
резкость. иногда резкость режет глаза. но иногда вызывает полное
успокоение - все в фокусе, ничего лишнего. это как посмотреть.

я близорука, наверное мне проще всего это представить, и это психологически еще более понятно,
врочем, даже ясно-видящие наверняка умеют так

и каждый день заново повторяется сонастройка к чюжести, примиримость с тем, что мир - так - происходит.

чем ярче ты сонастроился так, проснувшись, тем больше видишь непостижимо-прекрасное в чужих душах.

но черт.

(признаюсь
тебе что очень устала и не спала две ночи - заканчивала проект по
монтажу, первый серьезный такой проект дядечке министерства траспорта
документальное кино)


как бы так признать, что чужая душа никак не фейдится с твоей.
фейдится - то есть вот этот плавный переход не крадет при этом твою душу.
ведь крадет на самом деле.
сложно уследить, но всякий раз это происходит -

сжатие, сплющивание, боже.

ужасно быть взаимосвязанным.
невозможно быть счастливым и живым - без этого.

нельзя любить.

меня на работе окружают серьезные, но жестокие люди.
они совершенно не понимают как быть нежными по-настоящему,

не знают, что такое забота и внимание,
гармоничная атмосфера.
что-то большее, чем отношения - я ответсвенен больше чем ты, несу ответственность за тебя и ты не должен провинится
иерархия без взаимности.
это совершенно нормально. и при той работе, которой я занимаюсь и на самом деле люблю, нет других вариантов.

разве что найти режиссера с которым монтировать его кино всей жизни и быть чуть-чуть влюбленными во что-то вместе.

и
я очень от этого устала, потому что так есть и будет, и я год изучала.
не то, как меняются они, а как меняется мое отношение к ним, и из
празднично-многообещающего (обычно всегда заразного ) в
правдоподобно-глупый

и не только на работе, вообще везде, где я бывала и что-то хотела сохранить, тоже самое.
в первую очередь это видно тогда, когда понимаешь - НЕ БУДЕТ НИКАКОЙ ОТДАЧИ
можно не обманывать себя.
заниматься
конечно тем же, но больше не быть радостным от того, что у тебя есть
кому что-то давать. он-то это ест и берет по рефлексу протянутой руки. а
на самом деле - "мне даже не обязательно получать от тебя что-то, я
могу просто молчать рядом с тобой и этого будет достаточно"

отлично.
нет взаимообмена, есть иерархия радости или чего-то там
еще, я ответсвенен за радость сегодня больше тебя, я буду стоять рядом с
тобой и радоваться тому, что ты тоже стоишь рядом. и "ты" киваешь
головой - конечно,пожалуйста. потому я запрошу такую же свою долю.

я столько сил потратила в этом году на то, чтобы исправить положение.
чтобы когда моя глупость достигла пика и начала свою сольную партию, эту
партию трезвого взгляда на мир, в котором идиотизма и глупости
действительно, зашкаливает больше, чем надо - чтобы в этот самый момент
был какой-то противовес, хоть что-то случилось и возвратилось мне из
моих брошенных якорей - чтобы все опровергнуло эту глупость, удивленно
увидев ее сначала во мне и воспротестовав, а потом увидев и в себе, и,
может, что-то изменив...

взяла на себя роль живой совести.
но ничего не работает.
новый цикл.
новые люди, которые восхищают, а потом ужасают своей ограниченностью.
новая я, которая совершает уйму ошибок перед совестью самой себя.

и никаих взаимосвязей.

так что твое письмо с такими словами -
бисеринка в игре, ровнехонько попадает в фенечку мыслей на эту тему.
горьких странных мыслей, о которых пишу с закрывающимися глазами в
полвторого ночи. потерявши себя и зная, что негде себя найти.

нет кого-то, кто меня помнит.
да и как он может быть.
если я даже по кусочкам не могу сохранить себя в ком-то.

выбрось все слоа. наверное все совершенно непонятно и ненужно,
кроме
того, что я устала, я передаю тебе привет, отсылаю тебе часть себя и
своего внимания, и понимаю, что оно тебе точно не нужно. так же, как не
нужно вообще никому.

об этом знают все, но молчат. или тешут себя временами, когда кажется, что это не так.
но это дурацкое, идиотичное одиночество одиночеств эгоистичных, даже не зеркалящих!!!
зачем только оно существует в мире.
зачем это зеркало в глазах, которое направляет смотрящего обратно на самого себя...



спокойной ночи.

03:35 

Из всех моих восторженно встревоженных писем не сохранилось ни строчки, нигде не разыскать бэкапа, поэтому, когда мысли о тебе плавно текут по руслу знакомых дорог, натыкаясь на тебя, они сперва нежно огибают тебя кругом, а потом непременно находится камешек или щель, русло усыхает, от мыслей остается соль и тяжесть.
Вот что ты о себе оставил, мой дорогой.
Нужно было очень тебя любить, чтобы простить все то, за что теперь... не то, чтобы ненавижу. Просто недоуменно смеюсь, вытряхиваю, как пепел из головы.

00:43 

радостные новости из письма

случается со мной, конечно, всякое глупое-девичье, все милые радости, про которые можно играть солнечную музыку и перебивками вставлять в длинное повествовательное кино.
на работе была феечкой, с кошечкой держала дистанционную связь (оставила ее с мамой на большой житомирской, там же, где ее превый раз нашла) и пропала на целый день.
переполненный людьми офис (что довольно нетипично) вдруг как-то стихийно, как будто по эффекту домино, наговорил мне искренне удивленных комплиментов (что уж совершенно исключительно и празднично!),
а потом мне позвонил волшебный человек - почти мой духовный крестный, он проходил мимо, искал интернет, чтобы выложить свои раскадровки (он художник-режиссер-всетакое),
и он же исполнил мою странную мечту сегодняшнего-вчерашнего дня - чтобы кто-то сводил меня в кафе.
даже в ресторан - уверенным, типично-радужным шагом мы прошли через весь центр и нашли прекрасную веранду, где пили кофе, чай и я насыщалась суши, с прекрасным названием "сенсей".
это было легко, непринужденно и так сбыточно-прекрасно; мы говорили о метафизике городов, он говорил - вали отсюда, Даша!, куда хочешь? я отвечаю Ростов, Питер. он смеется. Ростов? ну, неплохой город. но Россия это вам чего вообще, а, ну да, язык наверное важен? валите лучше в Норвегию. отличная страна, волшебная, практически вся из мифологии.
потом говорит - просто нужно оказаться где-то там, где будешь меняться. видеть и наружу, и нутрь.
мы много смеемся и смотрим друг на друга счастливыми красивыми глазами.
этот чудесный человек меня буквально вырастил, мы смотрим друг на друга как компаньоны по силе. любимый магический реалист. как-то так получается, что моя тяга к чудесам с ним неибзежно осуществляется.
мы прощаемся, я мчусь счастливая на работу, там наш режиссер добавляет комплимент в общую копилку, мне становится совершенно странно от всего этого, я успокаиваюсь работой, потом ставлю сливаться кассету с какой-то дичайшей свадьбой министра транспорта Украины (божемой!) и остаюсь ждать.
дальше случаются другие чудеса - в гости приходит девушка, которая у меня в телефонной книжке почему-то так и записана "Чудеса", так повелось уже давно. Вообще, зовут ее Леной. Мы встречаемся, пьем кофе во дворике и делимся друг с другом снами. Это волшебно - как мы понимаем друг друга.
Ворота в наш дворик открываются и заходит наш сосед - художник, в гости к которому мы случайно попали прошлой осенью с человеком, с которым я так прекрасно мысленно и физически простилась только вчера.
С тех пор мы много раз пересекались, он звал меня в гости -(пройти-то пару шагов к соседнему старинному дореволюционному дому, пройти по узкой лестнице четыре этажа, попасть на мансарду, а может, и на крышу скатную)..
теперь мы пьем кофе, и он приглашает нас к себе, мы берем с собой чашки и поднимаемся к нему. а потом два часа беседуем обо всем. он рассказывает, рассказывает, я смеюсь, восхищаюсь, лена слушает, у меня кружится голова от запаха маслянной краски, на стенах картины в духе рериха, художник рассказывает свои курьезы в те времена, когда он работал художником-постановщиком на сцене..
мне звонит мама - она говорит, что кошка еще ждет меня и никуда не убежала - хотя могла бы, прошло уже столько часов с моего отсутствия -
художник дополняет картину интересными историями про своего кота, с которым он прожил 13 лет, - ну, ты понимаешь, как это всегда бывает - и на этой вдохновленной ноте мы прощаемся, вдоволь насмотревшись друг другу в глаза и наслушавшись. видимо, это была компенсация за вчерашнее молчание...
мы с леной добираемся до мамы и кошки, по пути обсуждая какие-то простые человеческие вещи, просто вмещающиеся в формулу - Нарцис и Гольмунд, этот конфликт - чью судьбу прожить, мы вместе на стороне Нарцисса, но последний год я честно прошлась по тонкой тропке походной Гольмундовской. нежной, кошачьей, отчаянной.
мама встречает меня очень странным настроением, кошка еще больше пугает своей безусловной нежностью...
и день оканчивается странно, мыслью о том, что мне - страшно.
все хорошо, все просто великолепно, но мир рушится там же, где и созидается
этот процесс происходит натсолько одновременно и параллельно, что у меня нет сил,
остановить, усилить,
что вообще с этим делать.

с каждым письмом все больше тех-самых-писем, которые остаются только задумкой на фоне написанного,
мне страшно, Стас, хотя тут я почему-то захотела написать чье-то другое имя, исключительно из-за рифмы,
мне страшно...
я не умею прощаться, я вообще не знаю, что умею,
но с каждым моментом нет, связано столько же да, столько и "нет" в степени КАПСЛОКА
музыка, музыка в этом, чистая музыка.
плавный переход от пианиссимо к....
трешу угару и содомии:)
шучу.

"корабли в моей гавани жечь"

привет.

00:55 

вспомнила про то, как по-настоящему люблю в такие моменты вспоминать руны.
мне выпало вот что






цикл был не бесплодным. Произошло зачатие нового, и этому новому быть. Налицо преемственность. Знамя будет передано. И это знамя теперь можно гордо продемонстрировать всему миру. А далее уже это новое будет проходить новое становление, которое даст возможность этому новому стать новым циклом.



Есть также несколько нюансов. Нужно помнить, что Солнце постоянно движется. Оно восходит и заходит. За светлой и удачной полосой следует полоса темноты. Нужно успеть запастись солнечной энергией. Другой нюанс связан с тем, что это высочайшая температура. Не обожгитесь!

00:01 

И вот сидим мы на мостике, свесив ноги в воду. Я в его большом теплом свитере, он в легкой фиолетовой рубашке, мы сидим, опершись спинами друг на друга.
Над озерной водой туманная дымка, с другого берега слышен смех, голоса, музыка, но я закрываю глаза и вместо звуков, слышу дым костра. Дым внимательно окутывает каждую мою мысль и не остается ничего. Звуки плавно тают и когда действительно резко наступает тишина, я ее не замечаю.
Теплая вода, вспоминаю я, болтая ногами в воде. Теплая вода, холодные руки, обнаруживаю, поднимая руку к лицу, поправляя волосы.
И тут, не морозом - молнией по коже, чувствуется моя живая точка опоры. Ее - теплый свитер. Его - тепло.
Я прищуриваю глаза и смотрю в небо. Именно там сейчас можно встретить ответный взгляд. Я слышу спиной, как он улыбается.
Перебираю пальцами складки юбки. У меня с собой сейчас так много всего, как только донесла? Мысленно вытряхиваю с подола все, собранное за день.
Вот - взгляд с прищуром, мягкие руки, пропитавшиеся пеплом, как бабочка пыльцой.
Бережно собранные в косы волосы.
Сажа на щеке.
Пальцы, замершие на коленях. Внимательность слушателя - наклоненная голова, ровная спина.
Барабанный гул. Кларнет, со звуком, вельветовым на ощупь.
Корицевые обьятия от полноты чувств.
Щедрая дружба, с ней разделенный обед и вкус карри на языке.
На языке украинском, на русском языке - как по-разному звучит - "Доброе утро" и
"Добрый ранок".
К нам подходит человек, набирает воду в котелок. На нем черная шляпа-котелок, он улыбается нам и говорит - "Доброе утро".
Мы отвечаем синхронно - так, что спиной чувствуется резонанс - "Доброе!"
Потом разворачиваемся профилями друг к другу. Так заговорщически улыбаемся, молчим зачем-то, глядя друг в другу в глаза.
Как красиво, думают мои глаза. Их мысль настолько яркая, что я готова поверить, как глаза могут светится. Они выжигают все остальные мысли - как красиво - думаю я, повторяя мысленно эту фразу по слогам. На разные лады. В разных тональностях.
"Мрррр" - говорю я вслух и утыкаюсь в плечо. Холодным носом внюхиваюсь в какой-то можжевелово-сладкий запах фиолетового оттенка.
И улыбаюсь, слыша музыку.
Закрываю глаза, мчатся картинки. Цвета.
Рыжее поле. Черника. Серебрянные яблоки, черно-белый город, тонкие пальцы, держащие сандаловую палочку. Саксофонист, прислонившийся к горной скале.
1000 кадров в секунду.
А он обнимает меня и я смеюсь. Укутываю ответно в теплые шерстяные рукава и замираю, прислушиваясь к тому, как приходит ночь и света за открытыми глазами становится все меньше, в за закрытыми - все больше.

Вода в озере становится холодней, я поднимаюсь, протягиваю руку. Серый свитер тает в сумеречном свете. Мою теплую руку пожимает его холодная. Я немного наклоняю голову, отпускаю руку и убегаю босиком влажной траве.
Далеко-далеко-де-далече - поет мне откуда-то из-за плеча отчаянно-нежная гитара.
На душе так безмолвно и полно и как будто не осталось ничего, что тянет к земле. Только тонкими костерным ниточками тепла связана. Плечи расправлены.
Я бегу по полю, и вот из сумрака мне навстречу движется еще одно лицо. С пяти шагов ему передается мое безмолвие. Мы проходим мимо, чуть задевши друг друга расправленными руками, бережно неся дальше встреченную улыбку...


09:30 

летаю во сне. как бы между прочим.

03:05 

РАДУГА.
радужный взгляд в этом году преображает все, так же, оставляя все прежним.

столько чудес, совершенно естественных, природных, крайне важных в мире! они - заметны и всегда в руках.
столько Желания, стремления, движения!
столько воплощенности, раскрытости, смелости и даже - неожиданной практичности и рационализма.

как правильно и по другому воплощается стремление - танца - когда мы взбираемся на крышу и танцуем, и столько вдохновения, и звучит это - настоящей намечтанной контактной импровизацией...

я вернулась из дома домой.
я рада, что там все закончилось. очень вовремя. наконец-то отпустить легко! и тут - долгожданно-стремительно. вдохновляюще. нараспашку сердечно.
трижды себе верю.
помню эту дивную нежность неслучайную и долгий взгляд )
смешно, мне кааармически везет на товарищей, живущих в режиме вселенской любви.
это мне к чему?! ))
такой потрясающий там нашелся друг! он приходил три ночи подряд - практически случайно - в гости на стоянку, мы с ним так дивно рассказывали друг другу сказки и пересекались днем во-время, смотрели вместе федота стрельца, я естественно так расстворилась в его объятиях, и это было безумно странно и прекрасно одновременно - да-да, конечно, я знаю, я уже умею, хоть мне это и удивительно! (как такое можно уметь?!) - так близко и родственно, так смешливо-дурачливо, так привязанно-независимо все происходит. и обязательно чтоб потрясающие другие девушки ) о, они были потрясающи) и так - ух ты! - ну, тут-то я не стану заморачиватся, нет времени, есть только - вдохновение, о котором я столько наболтала уже.. ) не могу поверить просто, что я синхронна с такими компаниями ) а значит все таки мне не показалось) с ними рядом так - Доооома.. а обнимать и немного влюбляться - куда без этого, когда вдохновленный, ищущий и выдумщик ) а, еще танец и массаж, конечно) так насущно необходимы!! вот они и )..
чувство огромной семьи. и одновременно единственного легкого крыла, такого прозрачного и невзначайного, что радуешься, когда рядом, смеешься, смотришь насквозь на свет, отпускаешь потом с Миром...

хо ро шо )
не могу рассказать так сходу все. перечитываю, думаю, иначе поймется кем то. сумбур в голове разноязыкий) но я помню все отлично ) и сню! )

03:46 

12:26 

Изумруды зарыли во мху.
Не это ли то, о чем предупреждали
Ребята, что сидят наверху?
Но они все равно пляшут,
Когда ты трогаешь рукой эту нить;
А любовь это или отрава -
Я никогда не мог определить.
Но иногда едешь в поезде,
Пьешь Шато Лафит из горла,
И вдруг понимаешь - то, что ждет тебя завтра,
Это то, от чего ты бежал вчера.

04:06 

Приснился близкий человек, которому очень грустно.


"Я, - говорит, - ездил в Крым, но почему-то мне там ничего не помнится - не помню, как я ходил к морю, не помню гор, не помню, не помню, как были окружены горами заливы. Но горы-то, я знаю, что были, красивые. Красивые. Как будто всё это было в полусне".
Я сочувственно говорю, "ты ведь помнишь на самом деле, подсознательно. Все мы всё помним, просто не осознаём".
Говорит, - "нет, не понимаешь - я сейчас пытаюсь вспомнить - в детстве у нас на даче жил жук, такой большой и разноцветный, а я не помню, на самом деле он был или нет. Осенью он прятался в сарай, весной выбирался на солнышко, летом гулял по двору, зимой - как-то спал или что-то. Насекомые же не живут столько? Значит, наверное, это была неправда? Мне это только казалось. А я ведь так его любил! Мне сейчас кажется, что всё, что я любил - мне только казалось",
и он начинает грустно и глубоко дышать - так, что я не могу сопротивляться желанию обнять его, бессловесно, горячо: он обнимает меня в ответ и начинает плакать, тихо и по-мужски, беззвучно.
Я понимаю его.
Мы прощаемся. Он уходит из дома, грустно, но потеплев.

Теплее.
...http://nimeo.livejournal.com/281963.html#comments

05:35 

Маленькой, блуждать по нарисованным мелом тонким ниточкам лабиринта, покачиваясь, переступать аккуратно, сосредоточенно.
Выросшей - шагнуть вперед и зажмурить глаза, страшно, стоять на той же знакомой ниточке в сотне метров над землей.
Прожить сначала саму себя, потом - прожить свою Историю. Пересмотреть внутренний фильм, собрать метраж. Взяться за ножницы. Понять, что единственный выход пройти в иное, от этого острого нитяного моста - набраться мужества и спрыгнуть. В пустоту. Между. Не цепляясь за стороны.

История, начавшаяся сном, сном же и закончилась, сейчас - бесконечное пространство между снами, то, в котором сны попадают в руки, как банка варенья в руки Алисе, то, в котором все сны так же легко выпадают из рук и теряются в забытьи. Когда начнется очередной сон, этот - превратится в историю. Нет больше путей отступления. Заснуть дважды - не выйдет.

Все возможно - говорит мне сейчашний сон. Все, что падает из моих рук - разбивается вдребезги, как мамина ваза из "Цветика-семицветика". Лети-лети, лепесток, через запад на восток... Вот ваза цела. Вот мне снова не страшно.
Сколько глупостей мне дозволено. Столько ли радости они приносят? Хочу ли я на полюс этих чувств? Обрадует ли меня столько внимания сразу? Разве я мечтала - опустить руки?

Я не вечна. Время обтачивает, как камень. Пора...

Как будто боролись две ловушки - мыслей и чувств. Два прекрасных, плотоядных цветка, поедающих друг друга. Не найти среди них правды. Стоит им вернуться в сытость, как вся сила мысли, весь арсенал ее оружия, исчезнет, как зубы за полуулыбкой одними губами. Сила чувства, пройдя через свою бессильность, вовсе покидает поле. Не остается ничего. Нет смысла продолжать.

Хотелось - искр в огни. Огня - в угли. Угли - в уголь. Вечный огонь, тепло от тепла зажигающий. Борьба одной стихии - во имя развития. Ярче!

Сама не выдержала. Зажмурила глаза на нити. Протянула руку. Схватилась за что-то крепко-крепко. Сладко-сладко испугавшись высоты и своего полетного шага - мимо.
Сама нарисовала этот путь. Сама же не смогла пройти его, ведь как кружится голова! Как ноет сердце! Возьмите на руки!

Долгим взглядом в глаза не напомнишь другому о том-самом-себе, которого вместе творил. Легким прикосновением - только создашь новый язык, да себя начнешь сквозь него слушать. Смотреть сквозь.. Падающими взглядами опускать все больше мягких, шуршащих занавесов, или оконных занавесок в поезде, окутывающих лицо. Да, это было великолепно. Да, все правда. Нет, чем ближе ты ко мне, тем трудней меня увидеть. А я боюсь забыться. Слишком часто забываюсь.

Назови меня Туу-Тикки, и я разрыдаюсь, как может только совсем младенец, приняв весь ужас этой сказки, предчувствуя, что что-то подобное может случиться с ним.
Я тысячу раз знаю, что мне уже дадено имя и мелюзга во мне опасно становится взрослей, а значит, пора брать гармошку и брести дальше в лес. И пусть, что перепутается все - в восхищающейся Снусмумриком малышке, больше Снусмумрика, чем в нем самом, если, конечно, он не умудриться присвоить той Собственное, взрослое имя, разделяющее ее и ее мечту. Снусмумрик и Туу-Тикки, Орфей и Эвридика, сколько их, таких пар. На самом деле, начинались они из единственного, общего. И я точно знаю, что нам-то как раз стоило остановиться и сделаться двумя Снумумриками. Пусть такое и кажется фантастическим. А вот!

Кажется, все. Пора просыпаться. Эксперимент завершен, история прожита, чувства горстями бесценного бисера рассыпаны по карманам. Свобода поперек горла, как чей-то угрожающий кинжал.

И не откажешь -
это было красиво.

04:19 

Я никогда не думала, что мне нужно будет это пережить. Когда плачешь искренно и отчаянно и понимаешь, что этого не может быть, что то тут не так. Всхлипывать - инстинктивный способ прорваться к миру, который вдруг далеко. Не в лицо плакать, не в жилетку. А где то далеко, так, чтобы в сердце и телефонной трубке отозвалось.. не отзывается. Не догадывается. Не нужно. Что мне сделать с собой, как обидно, что ничего не сбывается... "обними меня за плечи, пожалей меня за ордена".. мне безмерно мало нужно. Чтобы обещания сбывались и не забывались. Чтобы мне не нужно былл даром ждать. Чтобы меня помнили личностью вдохновляющей, делящейся и живой. Чуточку искреннего взаимного внимания..
Я ведь живу, живу. И счастлива. Но когда возникает необходимость разделять - не с кем. Не получается. Мне не подвластно понимание этих законов человеческого внимания - чтобы вроде бы договорились уже, и хоть бы денек поддержать эту договоренность чувства. Неужели я слишком требовательная?..
Что здесь все таки не так?..
Заканчивается просто этот период. Больше нечего от него ждать. И в другую полоскость он не переходит, как я ожидала... эх.
Если меня не перебросить в нечто совершенно иное, чувствую, что рыдаться дальше будет еще больше. Сразу после сбыашегося вроде бы понимания и счастья.

05:17 

начать все с закрытых глаз.
- я не сплю, но я не вижу. с закрытыми глазами просыпаюсь, и начинаю слышать. утро перебирается за оградубалкона, запахи свежести тают звуками назойливо тикающих часов, в коридоре слышны сонные шаги, где-то наулице монотонно шумит дорога. все отчетливей и отчетливей виден каждый оттенок этого разделенного накрохотные части и до безумия слитого, слепленного, как куски пластилина, мира, в нем где-то есть я, лежащийс закрытыми глазами, и рядом со мной те, кто кажется, никогда их не закрывал.

все так же темно. правда, странно? теперь я еду в метро, и глаза мои все так же отчаянно ворочаются подпростыней век, притворяясь сонными лентяями, но не стоит им верить, я - смотрю. лиловое и рыжее,тактильно-бархатное и небесно-беззвучное, длиннное и спокойное, дышашее солнечной пылью и выдыхающеесигаретный дым. рядом со мной бесконечное действие. широко распахнутые глаза.

- привет.
ее голос звучит чернильной строкой. стайкой проплывают рыбы сквозь пальцы, поправляющие волосы.

когда я говорю с ней, я никогда не открываю глаз. чтобы лучше всего следовать течению разговора, беру за руку,и мы течем по улице, пока сон окончательно не поглощает нас. дело в том, что когда мир внутри насыщается докритической точки, он становится миром снаружи. кажется, это очевидно. и снова это связано с глазами - тогдане страшно их открывать.
но мы еще никогда не виделись.
и сейчас ее глаза для меня - две луны-зрачка в ресницах рваных облаков и немного темного неба,
и сейчас мои шаги для нее - мягкие следы муми-тролля, застывшие в бесконечном снегу.
нам обоим совсем не страшно оступиться.

солнце. солнце. солнце. лицо. тело. ноги. бедра. кисти рук. тени. волосы. кольца. шея. плечо. ключицы. краешкигуб. дыхание. тело. тело.
ай! взгляд скользит. взгляду скользко.
вывихнутые мысли прихрамывают, веки медленно моргают, но скользящему взгляду все ни по чем, случайныелюди, улицы, надписи, для него - горнолыжный курорт, бесконечное развлечение. отпускаю его. но все равно,почему-то, неровно дышу.

/это должные визуализироваться раскадровки,кусочек сна.
продолжить бы идею конфликта избытка видимого и достаточного комфорта незримого за абсолютной чернотой экрана. куски происходящего - черные, с закадровым голосом. одного героя, иногда двоих, полушепотом. могут мягко блуждать тени из образов, когда их двое.
после черноты - вспышки, в определенном холеричном темпе, или утрированно-замедленном, яркости и цветности, фрагментов очень человеческого, клипового и несочетающегося.



СнежноБелый холст

главная