• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:12 

"Дом Марго" - такое определение во снах все время непременно говорит о том, что это арт-место, знакомое и бесконечно изменчивое, и что марго там уже давно не живет, но события должны - художественные, театральные. Сегодня это был сталинский дом, который сам собой создает маленький вечно затененный дворик. На первых этажах, на темных и вроде нежилых окнах нарисованы трафаретные портреты Цоя, отлично сохранившиеся для такого уличного искусства - я тут же думаю о веренице событий, ради которых сюда вернутся - фотоаппрат, Дуся, пресловутый дворик Цоя, и "вообще здесь хорошо". В событийной линии, мы добирались в этот дом довольно эмоционально, а прохладные сумерки и уют далекого от всего шумного и бессвязного города, насквозь пропитали ощущением счастья и благодати - а вот по поводу благодати - это слово там возникло неслучайно. Поднимаясь по лестнице в сам дом, на последнем этаже (а их там не больше трех было), сидели на лестничном пролете так же счастливые личности из "своих", говорили что-то, улыбались, не отягощенные ожиданием. На этаже жилой и важной дверью была одна, та, что слева - все остальные существовали как для декораций, или же - не нужны были в смонтированном фильме, где концентрация чуда вытесняет ненужные, придаточные детали интерьера. За этой дверью - мы присели тоже в спокойном ожидании на ступеньки - мастерила тетушка, она выглянула из освещенной теплым светом комнаты, и улыбаясь всем существом, внимательно глядя, протянула игрушку в стиле арт-наив двум ожидающим перед нами - когда они взяли ее в руки, было видно, что именно эта игрушка - для них, они с ней - едины, "идеально подходят друг для друга". Когда они восхищенно попрощались, тетушка оглядела нас за несколько минут, скрылась за дверью, а появившись потом, протянула солнечные шляпы, которые удивительно пришлись по размеру.
И тут я уже ничуть не сомневаюсь в концепте - эта замечательная мастерица, дарит любому желающему игрушки, которые оттождествляют их, ИХ игрушки. Подарив нам шляпы, она почти сделала нас самих игрушками, добавила только недостающую деталь (:
Она совершенно бескорысно дарит неразменное Счастье.

02:08 

мы увидели все, что только можно увидеть в один день. и даже скорее всего превысили лимит (:
обрывочными фразами - смешно, теперь они произносятся вслух и неуверенно дружны с печатным выражением - уже, на выдохе из воздуха сегодняшнего "своего" Города, рассказываю много историй.
про то, как слова как зерна колядующего рассыпаются, и можно рассеянно смотреть на сложившиеся причудливые узоры, быть спокойным, и понимать со всей ясностью, что ты держишь событие, одну из его нитей, и в самом деле не важно, насколько удачно оно сейчас случится - действие. Действие происходит и всегда держит неусточивый, мечтательный курс на солнце.
про то, что - ПРИВЕТ :) магическому реалисту, который по-настоящему знает Кастанеду, и удивительно синхронен - тут именно это слово и оно единственное, которое сейчас всегда актуально. я знала, что такое намерение, я во всех деталях смотрела на изящество формулировки и уже сфокусированные красивые проявившиеся словом события. и теперь можно увидеть Вживую, наполнить отлично декорированный интерьер незаменимой всамделишной деталью - словом высказанным, образом и просто присутствием.
слово Намерение - ключевое.

наверное, мне кажется, вот подумалось - это, когда про такие вещи невозможно говорить - оставшийся в воздухе рассказ держится нелепо и хочется смахнуть его смущенным жестом, но ведь иначе не получится, ловкая формулировка все равно встретится с блуждающей внутренней насмешливой улыбкой. но при этом - все действующие в происходящем творят такое, что делает эти слова прямо сейчас, невзначай, нечаянно

заблудились в центральных крещатицких двориках. я - русалочка, теряющая голос, который впрочем вскоре возвращается, так же неожиданно удивляюще-весело - опа! а я без звука, поплылааа саунд дорожкаа.. %)
*виновато* а попробую-ка я таки на память, как получится эмоционально, что выхватилось
тенисные улочки - эта светотень каштановых листьев на себе ощущается.
вместо античных статуй с классическими полуголыми богами - дядя с винтовкой на шикарном сталинском доме
дворик, лучший и нужный из всех перспективных на нашем Пути - с округлыми порталами-ступеньками, и ничегошеньки больше. площадка.. м, малевича с его многозначительными формами, кубистов
случайно забрести, подойти, даже подтянуться к двери-калитке - из тех, что явно всегда бывают закрыты, легко распахнуть ее и оказаться в шаге от прямой лестницы наверх, к пролетам, которые вполне себе неплохая замена крыше. пролеты дырявые - они похожи на раскрытые жалюзи, сквозь них видно снизу ухоженное поле, на котором мальчик лет шести и его учитель-папа играют в большой теннис. взобраться так на высоту пятиэтажного дома, и оттуда видеть все основные городские достопримечательности - и так спокойно, внутренне спокойствие изумительно совершенное. и высоты не ощущается, вовсе, никак. лестница - это что-то родное, наверное.. - неуверенно пытаюсь я объяснить. - экзистенциально-свое, лучший вариант из всех чтобы себя чувствовать так.
пишем на память на стене, я криво подписываюсь "я сижу на крыше и я очень рад"
когда мы спускаемся, фокус переплывает на звук, который мы и до этого слышали фоновым - папа говорил мальчику искренно и убедительно "молодец" и подбадривал всячески, очень неплохая жизнеутверждающая поддержка вне, летающего миро-здания.
красиво вспомнен антураж игрушки Сибирь.

/черновик, четверть всех событий

04:11 

еще раз привет из нашего наяву приснившемуся очаровательному молодому Гребенщикову :)
он в компании давних знакомых, с детства виденных в одной атмосфере и удивляющих сейчас - своей радужной многоцветностью, тогда как далеко в том времени - они были все единым белым Светом, теплым и одурманивающим эйфорическим счастьем от Настоящего в этом лучшем из миров.
они идут, у каждого свой шаг, но смеются они одним смехом. мир вокруг них - как из декораций воспоминаний - они идут по городу вечернему, пустому, гулкому, в нем желтые рассеяные пятна фонарей проявляют мелкие детали фактуры. я стою впереди перед ними и смотрю, как они приближаются - такие простые, свойские, и только по рассеянному взгляду в сторону видно, какая глубина в их глазах.

..гребенщиков насмешливо и с сочувственным пониманием смотрит на меня, как всегда, потерявшуюся на границе, - "начальник заставы поймет меня", не иначе! - и говорит, что бывает это, и не надо печалится по таком смешному и вечному поводу. все будет - только нырни в эту атмосферу, которая сейчас, и нужные мысли появятся сами собой. ну а если не появится то, на что надеялся - то будет что-то непредсказуемое, но обязательно важное Случится
а я киваю головой, улыбаюсь, оглядываясь на себя строго и устало - не придумать ничего лучше в ответ на такое, ведь я все это знаю и так, но никак не вспомню в нужный момент
и ведь если вспомню, то волшебную формулу все равно забыла уже
:)

02:54 

решено-разрешено!

задаться любым, немыслимым вопросом, целью, и в путь. а там уже - без сомнения - всесамоеинтересное будет. двигаться дальше (%

бесспорно веская ключ-вещь "намерение"
вместе с действием, впрочем, неотделимо

разрушение ограниченных мирозданий. почти альтернатива и тожесамое, что не идти по болоту в стороны, по его путям, а вылететь из него, выбрав вертикаль со своим пониманием.
глыбы неразрушимые систем(ы) все равно остаются, и на них - самое верное - опираться, для этого они предназначены как нельзя лучше, ведь все остальное действительно, как эфемерная смесь воздуха-воды-огня, и вот подсыпав туда этой земной тверди гранитной - можно вообще чудеса творить и Видеть, а то.
и гребенщиков крут %)

еще слово - взаимодействие. и не слово это даже, а знак %) первый шаг, как первый фоновый барабанный ритм - и весь ты шагаешь вперед. действие случится, это важно. и сразу будет все %)

а еще держать в руках маленький кусочек мякиша хлеба, размером в половину первой фаланги пальца, и созерцать там художественные и настоящие картинки, возникающие с легкостью - удивительно изящные в спонтанном и зависящем только от воприятия, исполнении. скатывая сюжет в новую форму, ничуть не сожалея, а испытывая ровную светлую радость, что все получается, и эти знакомые, но редко узнающиеся здесь персонажи - живут в моих руках. я даже наверное, могу их показать

худощавый и вдумчивый шахматист (?) склонился над доской, немного облокотившись на стол. по центру хитро и добродушно жмурится кот, положив возле доски голову на лапы. соперником шахматисту - выпрыгнувшая из моря золотая рыбка, с какой-то сатиристической улыбкой и благородством в позе
:)))
это совсем ничего, там есть и простые картинки по сюжету, но лица - те самые, свои.

02:57 

моя скорость печати

74 words

Speed test



а это вообще как?%)).. %)

03:48 

вот год назад, очень случайно и ярко увиделась фраза

Не знаю, много ли на свете читателей, которые перелистывают рукопись в то время, как автор мирно похрапывает в той же комнате.
(Сэлинджер)


а вот оно какое - нынешнее настроение

@музыка: чудеса, чудеса, чудесаалища!... ;)

03:16 

в неожиданном вовременном диалоге, в разной стилистике

Наваждение (01:34:18 13/06/2008)
а радостный оттого, что в гостях у нас сегодня был чудесный человек из москвы, здешний удивительный интернет-житель, который типичный персонаж - князь Мышкин достоевского, вот точно-точно. и он умеет говорить, спокойно, размеренно, живо, знает Гребенщикова так, что уже не нужно этих вечно пустых мест для слов подыскивать, и необычно синхронен. а еще - мы только что вернулись после того, как увидели совершенно пустой Город Киев, который, ах, так хотелось бы описать словами, но в лад гостю - все так спокойно, сумеречно и уютно, что слов на это и не требуются, только созидательные, а не воспроизводящие

San (01:34:49 13/06/2008)
классно, пустой киев это все

San (01:35:22 13/06/2008)
оно отчетливо вписывается в тему гребенщикова)

Наваждение (01:36:25 13/06/2008)
да!!! и туман, ты ведь видел, какой нынче дождь, туман и атмосфера головокружительная, с неисчислимым количеством-качеством запахов, летних, едва уловимых, и до безумия знакомых с чем-то давно перед собой забытым

Наваждение (01:36:38 13/06/2008)
!!))
вы сговорились, да (:

Наваждение (01:39:35 13/06/2008)
а мы все это время проговорили - странное чувство, когда гость перед тобою, вовсе и не гость, которого не знал, не узнаешь, или не узнаЕшь, а ЖИВАЯ КНИГА, которая свободно, легко, и с чувством ветра существует в беседе сама по себе, и вопроса - кто я? кто он? не может возникнуть как такового, они нелепы, как уточнения некстати в игре, где совсем другой расклад

Наваждение (01:41:59 13/06/2008)
ты не представляешь, какое спасибо, за то, что даешь мне такую возможность и надежду - наживо высказать сейчас это все (:
я - Тургеньев, мне необходимо макеты своего жизненного произведения набрасывать в письмах вообщем-то незнакомым людям, ухватываясь за сомнительную и сентиментальную ткань письменной реальности нашей виртуальной-возможной темы

San (01:42:51 13/06/2008)
понимаешь самое забавное, что твои слова таковы, что мне думать не надо, я могу просто чувствовать

San (01:45:15 13/06/2008)
или даже ощущать

Наваждение (01:47:02 13/06/2008)
!!!
фантастически замечательно-здорово, и до такой степени правильно, что я не могу поверить в возможность того, что это можно осознать
как на карусели - ни за что не оценить круговой панорамы, центра восхитительной картины места и ее не менее очаровывающей переферии - стоя на месте, замерев, для этого надо какое-то смешное, нелепое движение совершить, по сути даже, движение-пустышку, что чуть смазанная реальность становится Больше похожей на реальность, в вихре открывается самособойговорящая сущность простых волшебных вещей

Наваждение (01:51:37 13/06/2008)
"За мной следит мое Я, а так же вся его братва и семья"
- я как-то, отшутившись, смирилась с тем, что их беспрестанный надзор, вносит непоправимую диалектику в любое происходящие событие
неужели все это говорю я, и разве могу Я, находясь здесь, сейчас, чувствовать себя подобно, и думать фразу, которая, услышь ее то, еще одно, самое родственное Я, была бы воспринята с вежливым удивлением и забыта тот час, как абсурдная в ее ходе вещей

Наваждение (02:06:44 13/06/2008)
я хотела еще сказать, что такого отрешенного спокойствия я совсем не ожидала от себя, и вообще, как внутренную погоду - ведь здесь не тот климат!, но я не могу сказать с особенной, и, вообщем-то, ожидаемой - с виноватой улыбкой "она обещала подойти" и разрывом между - "а почему бы и нет?.." и "ну так же никак невозможно!" - экзальтацией - как прекрасен вечерний(даже верней ночной) Киев.
СноВиденная Воздвиженская.
Свет фонарей, фактурные двери, булыжная мостовая, голубо-серо-красное небо, высокая чувствительность, оживающий Булгаков, которому так просто уткнуться в его бронзовое плечо, и глядя снизу вверх, улыбатся смущенной улыбкой красиво освещенному профилю, который в временной задумчивости смотрит, слегка склонившись влево, вглубь себя, подбирая слова для неначавшейся беседы.

а то, что Музыка звучит, что необыкновенно удачен общий камертон, уже - в ходе событий, и в этой сказке - вавилон для выражения выступает из тумана как раз в этой теме

03:43 

кошмар, что я делаю, именно сегодня, именно в эту ночь?
играю в он-лайн мафию и мне так по-детски с распахнутыми глазами хорошо и удивленно
безобразие какое-то
но-но!
%)

15:44 

на вечной родной лужайке у Первых сновиденных Врат, что без линии горизонта и определившегося небесного свода над головой, в дружелюбном сговоре параллельно существующих реальностей - сегодня была генеральная репетиция праздничной недели, с взбаломошным настроением и центром тяжести в солнечном сплетении. О, рассмейтесь смехачи - как будто звучит из неслышных атмосферных репродукторов, - о засмейтесь усмеяло - но не прозаически грубо, до ознобного холода душевного, а в поэтической легкости, очаровательным и воздушных смехом.
Людей там много.. и ни одного, кто бы в этой суете не улыбался, и хотя бы внутренне не чувствовал себя хорошо. Как у Фрая в Рагнарьке - огромная процессия на привале, невозможно радующаяся жизни.
а еще водили гостя по такому преобразившемуся городу ;)

нашла себе там двоих чудных друзей, и дальше мы пошли уже вместе
один мальчик - в своих вечных серьезных тринадцати, с улыбкой в уголках-угольках и черном плаще - растолковал и присутствовал в истории, когда я играла на электро-гитаре, зажимая аккорды на несуществующем инструменте, и он феерически звучал, абсолютно не фальшиво, а в такой, чистой джазовой импровизации. Он сказал, что я играю людьми, то есть, вокруг меня какие-то незримые странные люди (но люди не в том высоком смысле, что вокруг и изначально, а скорей - человеки, некто, без внутреннего мира - как внутреннего давления, легкие и прозрачные) и благодаря их присутствию, когда я зажимаю пальцы, звучит такая музыка. Хм, правда, я не смогу это объяснить.. Но чуть я отвлеклась, как люди вокруг стали видимы и играть я больше не смогла. В этом было что-то невероятно мастерское, ничуть не потребительское и уничижающее кого-либо, а умение, так случайно давшееся в руки. Это было - как играть на ветре, и - о, вот! - на душевных струнах.

05:28 

ну знаете ли, так не бывает вообще-то. сейчас вроде как рассвет, да, вы говорите? а я как будто вечер праздную удавшийся, черт, да что же я говорю все время совсем совсем, пургу несу, да еще не с той стороны, да не такую, и снежинки в ней не-пра-ви-льные, вот как! съела! *довольно* вообщем, все хорошо, спать совсем не хочется, и мир сам невероятен и красив на рассвете и вообще. фыррр.....
ну счастлив и спокоен, а то (:

04:03 

вот что-что, а нужон какой-нибудь прием поймать ускользающее мгновение, ты не столь прекрасно, сколь неповторимо, понимаешь?
моим глаголам не хватает прилагательных - вот как
метод сценария - пока не наш совсем, квазитождественный, но не в тему
а с таким приемом-целью его поиска - авось все и будет хорошо*)
понимаешь, да? *усмехаясь*))

03:44 

Я тоже стал эстет! Хожу я на балееет....


события дня выстроены в безупречно ровный ряд - один за другим точно в одном направлении, может, с разными промежутками - однако с точки зрения наблюдателя они видятся только первым - и последним - лицом-образом времени. Разве если в шутку, кто-то со стороны, заставит пошатнуться кого-то из серединных, обнаруживается глубина цепочки, но сдвинувшийся лик быстро становится на место и вновь фокусируется образ первого-последнего.
Мускулы его лица сведены в улыбке, в растаявшем и уставшем сосуде состояния еще хранится частичка озорного огня и эпатажного действа, хотя она уже и не годится совсем для "алхимических" реакций. Последний прибыл на фаер-шоу, через метро - у входа на турникете стоял .наш восхитительный изумрудный жираф - через вечерний майдан и свободных уличных исполнителей, подцепивших на нас репеи мелодии, через "крещатик 44" с "винтовой лестницей", дворик и картина из окна на последнем пролете лестницы - для сна, через "Пикник" в презентационной новой машине, через понимание о том, что мы едем в Зеленый Театр, где переменилось с .тех пор многое, конечно, но именно об этом месте, тоже не выразимые в словах, но .фактические воспоминания хранятся, и увидеть его - рано или поздно, так или иначе - предстоит; получается сговорчивей - предстоит сейчас.
Там - красивые люди, звучат барабаны, огонь, знакомые люди, ожидание. Ничего не узнаю, но первые пятнадцать минут полного зрительского внимания впитывают осознание стольких разных людей здесь, определенно - замечательных и невероятно необъятных. Довольно уютно, как Трише быть счастливой кошкой на добрых руках, в окружении толпы незнакомцев и громкой ритмичной музыки - любопытно и благостно, смотри по всем сторонам света, что, впрочем, и не обязательно, если хочешь - смотри и на свет сквозь ресницы, умеешь вроде бы.
Внимание быстро заканчивается, правда - хаос на сцене наверняка очевиден, но это ничуть не опустошает, только будит удивление с ярким смехом и внутреннего насмешника, утомившегося в вялой атмосфере.
Прыгаем с Дусей, переговариваемся весело, скачем косо по-ирландски, и делаем два вывода - первый определил эпиграф сегодняшнего дня, а второй - что барабанщики были очень круты.
правильным приемом для массовика затейника - однозначно был дусин эпатаж - она вся неисчерпаемое вдохновленное "жизнерадостие", настоящая

те, что были раньше: затевали генеральную уборку во-всем-доме с утра пораньше, питались в Абордаже, там еще между - очень яркий дворик, с небом и обособленным миром, вообщем, такое место, для которого есть одно Слово, с внушительным и поражающим толкованием, из-за чего путешествие по городу может легко превратится в замысловатый квест - представить себе, что ты ищешь это самое Слово, но не всякое место подходит под параметры, и вот оно наконец, в красивом свете - просто мечта.

а мне бы научится Быть в таком сюрреалистичном реальном настоящем, только вот возможные/невозможные примеры слишком неуверенно держатся на своих хромых метафорах и ценностным словам..

03:17 

когда я смотрю в чьи-то глаза, то - путанно странно таким образом оказываться вновь в неразрешимом strangеровском "сейчас" в витьеватой спирали - алиса снится черному королю или король алисе? путанки сновидений и эти ""лестницы", уходящие вверх, и вьющиеся бесконечно" (в чем, конечно "наша вина").

02:27 

боссанова-боссанова-боссанова

2 июня ночью. Боссанова у костра на Поскотинке. Там красиво, огого! Украиноговорящий гитарист, вечно живой и вечно молодой, коммуникабельный и поющий так здорово весь этот невозможный мелодичный текст. Поляк, который недавно научился все-таки говорить на русском (первый раз слышала польский язык, о чем думала почти как о заветном!), пребывающий в конгитивном диссонансе, что здесь, на украине, говорят, оказывается, еще и на другом языке, чем он знает. Эмоциональный украинец - его зовут Богдан - пылко спрашивает его: "Ну ты зрозумив те, що я тоби зараз розповив?". А он, смущенно улыбаясь - "Да, но чуть-чуть не все".
У Богдана легкость затейника и человека, никогда не скучающего (хотя отчаянно умеющего скучать - заразительно и губительно). Он рассказывает, он слушает, он играет, он поет - он поет боссанову, зачаровывающую мелодичным звучанием, как он говорил - прежде всего - голоса, оживающего в песне.
И - какое чудо, закусил за хвост себя еще один ёрмурганд! - я уже слышала, конечно, эту волшебную музыку. В такое ключевое время - прошлой весной (да-да, очень много всего случилось прошлой весной, - усмехаюсь я, отводя улыбающийся взгляд..) я нашла интернет-радио, которое навеевало сны и атмосферу в Мире по вечероночам, в этом мифически-магическом событии тогдашнем - закупоренное в особый флакон чувство очарования и беззаветной влюбленности в звучание момента, засыпать - с дрожащими веками и непотухающей улыбкой на счастливом лице, просыпаться - со светом, ароматом палочек и свежих книг, жить день - в темпе фильмов, а вечером - опять боссанова.. Хитро получилось, найти и оценить наконец-то такой волшебный флакончик мне удалось только сейчас, и удалось бы - только как-нибудь так, потому что в радиостанции это слово "боссанова", не упоминалось не разу, ручаюсь. Это было что-то вроде Бразильского джаза 60-тых, но ни слова-ни слова-ни слова подобного.
Вот как!
здорово, аах!

и - как тут еще сказать?.. чудесные люди.
первая песня галантно проводила солнце
последние бардовские напевы еще предстоит вспомнить и осознать дежа вю
а ночью - импринтная картинка, в словах -
гитарный перебор - прибой застывший на одной грани

и всехорошо :)
боссанова-боссанова-боссанова

00:24 

Хармс

"Я долго смотрел на зеленые деревья,
покой наполнял мою душу.
Еще по-прежнему нет больших и единых мыслей,
такие же клочья, обрывки и хвостики.
То вспыхнет земное желание,
то потянется рука к занимательной книге,
то вдруг хватаю листок бумаги,
но тут же в голову сладкий сон стучится.

Теперь гляжу внутрь себя.
Но пусто во мне, однообразно и скучно,
нигде не бьется интенсивная жизнь,
все вяло и сонно как сырая солома.
Вот я побывал в самом себе
и теперь стою перед вами.
Вы ждете, что я расскажу о своем путешествии,
но я молчу, потому что я ничего не видел.
Оставьте меня и дайте спокойно смотреть на зеленые деревья.
Тогда быть может покой наполнит мою душу.
Тогда быть может проснется моя душа,
и я проснусь, и во мне забьется интенсивная жизнь."

@музыка: мерная музыка сонного слова

20:16 

Самый драгоценный рассказ, рассказ-Солнце, который хочется читать не дыша, из сборника фраевского 78 - это Служба Радости, Марии Станкевич.
Это именно из тех рассказов, что никак не могут быть единственными - они кусочек "осоловленной" жизни, и за гранью последних слов виден кусочек черновика, в троеточиях - намек на кусочек еще не свалянной в длину нити ариадны, он живет, он динамичен.

ни за что не поверю, что у этого автора нет живого журнала
вот самой мечтой - его найти..
да-да.

13:12 

мне приснилось вам и не снилось - с такой улыбкой, с такой тонкой душевностью и забавными, но крайне серьезными словами глаза в глаза. Так в глаза, как, наверное, должно возникать ощущение, когда четко видишь свои руки во сне - четче, ясно и фона вне - почти нет, поразительно реально, вернее - на_самом_деле. Нашлась общая волна, взаимная эмпатия и понимание не высказанного - по улыбке, по жесту, по необъяснимым мимическим чертам. Единственный раз - слишком разная скорость у нас, непохожие миры и восприятие этого сейчас, я всегда хотела приглядеться внимательней к его состоянию и пространственно-временным координатам, но оставалась на месте, теперь уже никак не надеясь на подстройку, и в то же время знаю, знаю, что возможно это и правильно - должно случится так, что мы найдемся, хотя бы на минуту пройдемся в синхроне, это неизбежно, хотя эта мысль все-таки сама себе Кассандра.. И - недлинная беседа, опущенная голова, сжатая улыбка, через которую нехотя звучат последние слова - яркая вспышка как от огнива по характеристикам, но свет - фото-вспышки, освещающий сумрачный и временный мир на границе определенной радостью горящих глаз напротив. Самый внутренний голос - опять нашелся, теперь я узнаю его и смеюсь, хорошо-хорошо теперь, ура, не случайное, сложное ура - "строй сложные построения, но на деле будь легче перышка" - и дело сложилось, и все последующее отныне будет звучать в унинос, никакого сомнения.
А теперь уже можно - бежать по крышам, смеяться и медленно исчезать - а что тут? - вспышка уже медленно гаснет, дальше - сумерки и свет гармоничной внутренней улыбки, которую уже ни на что не поймаешь и запечатлишь.

19:33 

счастье можно купить!!! за 12 тысяч и чувство прекрасного будет как осязаемые крылья всегда рядом, и каждое мгновение, потенциально запечатленное, будет великолепно и искусно, за 12 тысяч счастье!! такое счастье, что всем счастьям счастье.. а умиротворенное домашнее счастье, может, конечно, и поменьше..))
ясошласума, перешла на фотографичный контраст и приятные киношные цвета
оооох
это же просто невыносимо прекрасно!!

18:44 

черт-черт-черт
у меня ничегошеньки не получилось, могу проваливаться ап лет, я не успела таки справится с чудесным существом, так легко обратившееся в живое отчаянье в руках
:) надо бы еще кого-нибудь найти с зеркалкой, и не только счастье "потримати" в руках, но и на мастер-класс вознадеяться..)
как же.хочется.фотографировать.свои.фотографии
киношно-пленочные, живые, с ветром, со светом, чистым-лучезарным

12:40 

динамичный, очень непростой по действиям сон.
в компании людей (я не могу вспомнить лиц и сказать конкретней, даже сколько их было, но с ними было хорошо, и команда наша была слаженой, что очень необходимо в такой ситуации) мы едем в трамвае. А трамвай, трамвай-то - просто мечта - тот самый магический трамвай, который везет через миры и границы миров. До его станции мы (а вообще, кажется, нас было двое всего-то?) добирались после какого-то странного спектакля на обширной сцене, с границами, причем границами сна, одна часть сцены - это другой мир. Там выступали как-то абсурдно-хаосно дети, которых мы до спектакля, в дискуссиях разгоряченных, хотели защищать как искусство, но через пятнадцать минут наблюдения с края сцены, мы поняли, как ошибались, и что делать нам здесь больше нечего. И вот, мы движемся через сцену, через пограничья, быстрым шагом, как бы "рысью", и добегаем до края, до обрезанной земли, за которой - очень глубокое море. Мы туда тут же прыгаем, я мельком успеваю подумать про фотоаппарат на шее - но здесь же не просто вода! - и мы выплываем таки на станцию. Практически не двигаясь в воде, и даже не всплывая, а наоборот, ныряя все глубже - мы выбрались на еще одну точку.
Едем в трамвае, судорожно над нашим, немного стремным, сюжетом думаем. Но нет, никто нам не угрожает, просто сам мир как-то не хочет с нами договариваться, а так все хорошо, прекрасная маркиза, все просто замечательно. На остановке "вдруг", очень живописно, много таинственных и полезных мест - в одно я забралась (это была пещерка) чтобы съесть еще этих вкусных печеньиц, ах, они хороши, похожи на галеты - там сложное устройство пространства, оно многоуровневое, как выложенные сложным образом декорации, но существующие теперь естественно, в которых немудрено заблудится, хоть и никуда не выйти за границы павильона.
Но именно из-за того, что это как павильон, нам надо срочно отсюда двигаться дальше. А трамвай, разумеется, без водителя, и едет по неизвестным нам законам и вот разве что причиной может быть наше иствое желание. И он все же движется дальше, летит, несется сквозь, а мы сидим в конце трамвая, свесив ноги, последней стены у него нет, а полностью отсутствующее огромное окно - для нас, наблюдателей за странными путями нашего потрясающего друга(?) сторонника..
Резкая остановка, и мы в Городе. Выпрыгиваем, опять лихорадочные размышления, - нам надо идти к нашей знакомой, она там, она работает там, там много людей, надо будет ей объяснить все, что с нами происходит, а потом уж все как-то само собой будет (и то, что она с нами потом свяжется - безусловно). Время ограничено - трамвай может уехать без нас!! Бежим по узкому Городу, а тут вдруг начинает идти очень мелкий снег, и бьет по лицу и телу сильный мороз. Город с нами не дружен.
Вбегаем в дверь на одной улочке, там уютный столик в центре, желтый свет, тепло, наша знакомая, вокруг какие-то деловые люди, что-то вроде не совсем официального офиса. Хватаю бумажку-бланк, достаю ручки, даю одну своему спутнику - вот теперь по почерку могу думать, что это Дуся, и мы пишем быстро, все что с нами случилось, самое ключевое. Вернее, я сначала смотрю, как пишет Дуся, но ее рука вместо буков выводит сложные толстые закорючки, которые, не зная слов, не разгадать - а она говорит, что знакомой нашей не важна каллиграфия, и я решаюсь сделать свой дубль. Много предложений, фраз, почерк тоже кривой, Дуся стоит рядом, и знакомая глядит с доброй улыбкой с левого плеча, остается две минуты, - нам еще добежать обратно! - остается две минуты, я дописываю последнее слово на краю листа, выглядящее, как нарисованный ландшафт - "лучше".

СнежноБелый холст

главная