• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:39 

С чего начинать про Солнце?
Это же скорей Солнце начинает нас!

Трям, Солнце-Солнышко! Жмурюсь на тебя, прислушиваюсь - и каждый день проходит, не дважды даже - целая вечность в одном дне! И сколько таких неугасаемых вечностей с тобой - разве это сказать словами, об этом можно, вот, попробовать молчать, выглядывая из-за книжных маргиналиев, спокойно удивляясь, что написанное уже произошло с тобой; живу я Русалочкой на самом важном дне полноводной реки, а тут, по белому свету решившись оглядываться - всюду ракушки твои речные вижу, освещенные по-разному, но такие родные, знакомые - хорошо! С тобой жить бы возле самого моря, в теплом мире, не знающем других погод, кроме заката и слепого дождя (который надо заговаривать, чтобы он услышал твою улыбку), жить в домике, подаренном Ежиком и Медвежонком, греться вечерами у костра, пахнущего можжевельником, сосной и печеной картошкой, и рассматривая многоуровневые горизонты, сидя у кромки воды, пускать по воде жабок, замахиваясь подальше и поозорней. Помнишь, какая эта интересная игра - открывать и закрывать глаза?..
Там много-много книг, фильмов, музыки, живого горна, гитары, флейты, глубокой тишины и детского смеха, земли, дышашей любовью, открытой мудрости в сплетении ветвей и трав. Полотно августовского неба со звездопадом над головой - а своими кисточками звездочки можно подсвечивать еще ярче. А время - наш котенок. А в нашем песке везде спрятаны секретики. А огонь у нас вроде цветика-семицветика. А птицам было с нами по дороге. А любимое слово наше - "ага". А я помню все, что было показано мне, и отовсюду обязательно вижу дорогу Домой. А ты лев с добрыми-добрыми глазами.
А ты моя мама.
А я тебя люблю (:

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!!!
С новым витком Возрождения!
ты есть вечно :)

14:06 

просторный дом на берегу океана, хозяин ненадолго (хотя, его просто "нет" - ни одному своему месту обитания от не обещает определенно возвратиться скоро, этот вопрос всегда теряется перед подмигивающей прощальной улыбкой) отлучился, в комнатах мелкими предметами - виден его спокойный и уверенный характер, на мониторе ежедневные заметки, он ведет их как сталкер-писатель. За сегодняшний день он, признается, оплошал, обзывает себя умилительно "кретином" - от этого слова улыбка просто расправляется сама собой, как расстилаются тени и свет, если щелкнуть выключателем - и, говорит, не даром - ведь сегодня день "лесной тишины".
так же улыбаясь, я беззвучно прохожу на балкон, там приятные августовские сумерки, ласково шумит, перебирая локоны волн, бескрайний океан, по бело-песчаному берегу бредут силуэты, шум воды гладко обтесывает их образы, я оглядываюсь, облокотившись на огромные рельефные перила, вздыхаю, сливаясь с пряно-теплым воздухом, как должно быть Русалочка, взмывающая в пурпурные облака к дочерям воздуха; и тут торопливо вдруг мимо проносится стая шуршащих крыльями птиц, черных - в освещении сумерек, я прищурившись, согласно усмехаюсь им вслед.

01:22 

босиком со своими заморочками %)

во сне я шла босиком по снегу
и боялась знаков кошки, собаки, лошади и пчелы
по развертке событий они должны были так или иначе появится, и что-то делать прийдется мне самой, хотя рядом сочувствующие, заразительно веселые друзья.
мы жили в маленькой квадратной комнате с одним окном вчетвером, как в гостиннице, и брали книги на первом этаже. нам было уютно и защищенно.
однажды мне принесли маленькую книжецу Андрея Тарковского, с гладкими скользкими страницами, на которых была стихотворная проза, где, кажется, обреченно усмехаясь, нашла один из знаков-указателей

02:45 

а вторая чётка в том, что научившись утром ловко управляться с аккордами и наконец играть мелодию - как-то вдруг, взяв в руки с неперпеливой улыбкой, и сумев, - а потом озорно посмотрев через плечо отпущенной гитаре, выйти из дома с фотоаппаратом в руках и традиционным ветром амели в ушах - гулять по андреевскому наблюдая, разумеется, прекрасного человека. Что я точно могу записать в свою деятельность - это искренняя неисчерпаемая восхищенность людьми-персонажами, они есть, они говорят, они видят - и что мне желать еще? Ах, позвольте обойтись пока без понимания всех слов и контекстов, можно я попробую пристально вглядываться в мир, который чистый, засвеченный и здесь, сейчас, без тяжелых барж туда-обратно по произносимому. А вдруг что-нибудь, да преобразится? Скорее, это все-таки утверждение.
Саша (я не умею называть по именам, они часто вообще ничего не говорят, но без такого якоря трудно рассказывать словами) описывает моменты пограничного настоящего ловко, узнать по его приметам чудесного знакомца - проще простого, предлагает описание событий в двух вариантах - литературном и киношном, говорит о потрясающих жизненных сюжетах, в профессиональном пересказе звучащих забавно и странновато-реально, и сам он - очень "социальный", я всегда представляла себе такое состояние жизни с приподнятой бровью, и удивляюсь. Да-да; именно Сашина фраза - "чем будем удивлять", ненавязчивая, невзначай, но обязательно обращающая на себя внимание - есть в этом опытная практика нлп. Слова всегда в форме - я смотрю на них, как в галерее, перелетая от одного к другому. В каждой картинке встроено зеркальце, и я вижу часть себя. Память удерживает состояние натянутой звучащей ровно струны, конкретные рассказы непременно есть и необходимы для со-бытия, но не несут особого значения.
Поднимаемся по Андреевскому, где совсем немного людей, и родная брусчатка под ногами, как ковер - остановившись возле памятника булгакову, удивляюсь рассказу о детском желании погрузится в атмосферу пионерии, прищурившись и внимательно кивая, пытаясь слеить видимые картинки и недоумевая, но не могу не верить словам, они - все, что есть! теперь я понимаю, как это можно воскликнуть - а слова звучные и рисующие.
В галерее Булгакова - единственном неизвестном живом месте Андреевского, видим того самого кота, о котором я только начала рассказывать - он лежит на веранде, устрашающе-умилительно толстый, и пока мы фотографируем его, из-за двери появляется очаровательная девчушка в белом платье, движущаяся ловко и танцующе, у нее большие темные глаза - она гладит кота, бормочет что-то улыбчивое, и исчезает в доме - кажется, такой я представляю себе юную Золотинку.
(спасибо саше, что он успел все же немного ее запечатлеть)
Кота засчитываем как первое чудо. Дальше, в следующем дворике, поросшем виноградом и утопающем в зелени листвы, на зеленой скамеечке, выглядывая украинским трезубцем, лежит удостоверение инженера из университета Тараса Шевченко - сразу вспоминается Секацкий с подвесками, и вообще, стоит на мгновение остановится и поднять взгляд - тут же вспоминается. Смотрю кино - не знаю, как сказать, и очень, очень догадываюсь, что обрывки света, который я вижу, значимы и потенциально художественны.

поднявшись к историческому музею, хочется расправить руки и менять внутренние улыбки как в калейдоскопе, оставаясь моной-лизой, слушающей вроде бы как и прежде. Слева играют на гитаре и горланят песни фактурным голосом, у гранитного камня - там символичное место, в этих обстоятельствах оно называется - "место силы", - я вижу играющего на флейте, и вот в этом моменте все становится окончательно .так. Я дома! Я где-то рядом с блуждающей улыбкой. За спиной солнце, панорама прекрасна - хочется все оправдать, но "не, ну это же просто.." обрываются и остаются с растрепанной бахромой

..- И почему проходящие мимо девушки произносят через несколько слов после "счастье" "история архитектуры"? - жалостливо и недотепливо бормочу я, улыбаясь на прощанье месту.

вниз по андреевскому - спуск, залитый белым, тепло-молочным солнцем, запах можжевельника и медленно путающиеся мысли, как на пластинке, которой не хватает скорости, чтобы отчетливо звучать. Медленно и верно события склубочиваются, им остается благодарно кивнуть и попрощатся, поставив закрывающую скобку - этот знак к этой истории говорит о конце
)

01:00 

чудо-чудесные люди
обстоятельства складываются так же, как и слова, произносящийся с непринужденной легкостью.
ключевая фраза, нараспашку - "это было настолько удивительно, что я даже не удивилась"
первая чётка - подумав вечером о Петербугре, как о городе, в который ведут меня смутные перспективы, поняла с удивленной одинокой улыбкой, что он мне совершенно незнаком и едва ли я с кем-то там найдусь
а в полночь в сети появляется давний знакомый-маргинал, потерявшийся на год и обоюдную вечность - говорит, а не собираетесь ли вы у здешних мостов полетать, пока еще почти ночи не засыпают, у мостов живет много хороших людей. Фоном звучит - "сегодня ночью мой город лежит прозрачный, еще не соединенный мостами", и в "разумеющемся" антураже хочется усмехнуться и воскликнуть в ночную пустую улицу в такое время, города-Нового - "дык елы-палы!"
через несколько шагов-часов, комната внезапно становится теплой-теплой, и в воздухе ощущается запах праздничного домашнего счастья - подсолнух в графине, чашка горячего чая, внутри танцует пламя не-обыкновенного, - текст оживает у меня на глазах, пляшет безумно и захватывающе, чувствую, я давно надеялась, что именно так и должно быть.
я в сюрреалистичной сказке для пары одиночеств

Наваждение (04:41:00 1/08/2008)
фыр, я не могу поверить, что сейчас рассвет% ) время остановилось

olegfink (04:41:23 1/08/2008)
ну, бал всегда начинается и кончается ровно в полночь

Наваждение (04:42:11 1/08/2008)
%))

olegfink (04:43:29 1/08/2008)
у нас уже светло, к слову

Наваждение (04:48:49 1/08/2008)
*вдыхая удивительный тихий воздух* фыррр.. у меня не осталось слов, кажется, я вместе с солнцем добираюсь до точки росы истинного всёчувства счастья.%)



помнить. хранить. смеятся над беспочвенностью, взлетев, опираясь на изящные возникающие па слов, кружась, зажмурив глаза.

Наваждение (04:20:52 1/08/2008)
четр-четр-четр. )) скажите мудрый человек, что делать человеку, когда его мечта сбывается а душа пляшет?

ТЁмный (04:21:35 1/08/2008)
спрятаться под диваном я бы сказал... но это я бы так сделал, а нормальный человек был бы просто счастлив...


ша.) чудо ночи было рассказано мне-необразованной, со своим загоном полинявших слов, чтобы было, и светилось изнутри. хотя смешно-смешно, и необъяснимо

ТЁмный (04:44:16 1/08/2008)
- Вы всегда безупречен Холмс, я у вас учусь много лет, но гд ж моя бузепречность?
-ВЫ безупречно задаете вопросы Ватсон.

00:15 

читать дальше

люди, непривычная жизненная драматургия, естественный ход вещей - в сбытии загаданного, умение косо отвечать на прямые вопросы, флейта на андреевском, солнце, рассказы в двух вариантах - литературном и киношном

02:50 

а вы знаете, что се
а вы знаете что годня
а вы знаете что сего-дня....

в 13:12 солнечное затмение?

говорят, надо всерьез подумать над желаниями и договорится с собой перед новой луной.

02:45 

выйдя в город, трагически ожидающий Слепого Дождя, нашептать флейте привычными пальцами мечту своего звучания, и через сонно-хриплые "аашсь?" услышать в своих руках то, крысоловское, и где-то глубоко внутри, без внешнего проявления даже для себя, резонируют потерявшиеся вразброс ноты - и вот, выглядывая из окна машины я не могу не улыбаться, потому что изнутри меня дрожит чистое счастье, чистая музыка, а пальцы, лежащие на черно-белом, и все-таки чаще звучащем бесцветно, инструменте, чувствуют себя и меня - так гармонично, как если бы я нашлась в этом Мире в устойчивом мирке, который зыбким является во сне и наверное есть тот самый, красочно словами нарисованный, уют - между протяжным сквозняковым УУУ и топорным Т - круглая диванная ю. у ю т. это имя собственное - надо только не обознаться, когда зовешь его вдруг по пути

перемешать карты из колоды, как можно шире и дальше в плоскости - чтобы увидеть масштаб и белые стороны карт которые изрисовал тончайшим пером вдоль и наискось всячески с другой явной стороны


на самом деле нежусь в мелководье, забыв оглядываться на море позади

17:30 

чудесный сон с помещениями и цветом кино
едем в метро, каком-то странно уютном, похожим на поезд, электричку и просто поляну. мы едем в дом, где будем учится смотреть и видеть
появляемся где-то в городе, похожим на крымский по чувству, район, где город заканчивается - вроде окраины - ощущение, что где-то слева - уже нет Города, здесь он заворачивается, и поэтому уютно
переходим через дорогу - тонкая полоса шоссе, сзади нас на несколько шагов обочина, похожая на ту, которая бывает возле леса - далеко позади наверное действительно лес, но то что опушка за спиной - это точно
высокие дома.. фыр, район, похожий на тот, где живет Зоя
проходим сквозь дома и выходим в совершенно другое по состоянию место, где деревянный домик, извне кажущийся нежилым, может быть даже совсем заброшенным и погоревшим - но внутри невыносимо прекрасный. Именно невыносимо - дом существует и будет существовать еще вечность - но все, что с этим восхитительным видением можно сделать - это .прочувствовать его со всей силой покрытых мохом нервов. Фотографические зарубки, правда, имеют место быть, но они только как условная цель - посредник к главному живому восприятию.
чем-то похоже на чемоданный театр. стою посередине дома, точно знаю - ровно в его центре, прихожей, и протягивая руку к дверям, распахивая их - вижу перед собой, картина раскрывается 180 градусной панорамой, всю внутренную красоту комнат. Дверей там, может быть - семь. Видя перед собой картину комнаты, ничем не разрушается глубокое внутреннее одиночество - я как Алиса, хотя где-то среди комнат (ох, как они перепутаны) здесь тоже кто-то обязательно есть.
Фантазии моего сна не хватило на сопутствующих персонажей, и они естественно менялись походу, выбрав приблизительные образы живых людей, на незаметной склейке монтажа - Шахворостов сначала, открывший дверь в Дом, простецки обрисовав необыкновенное событие нашего посещения, внутри комнат стал очень легко Фотографом, другого состояния жизни, но тождественный образу шафа, заместитель-Проводник, с характером Автора происходящего - он говорил несколько фраз, которые Совершались, а потом медленно растворяясь в глубине своей резкости, мелькнул чьим-то полунезнакомым знакомым друзей из других городов.
Их присутствие, а скорей отсутствующее присутствие, исключало проявления странных парадоксов какого-нибудь там Одиночества, и позволяло сконцентрироватся на чудесах вокруг себя.

дом - местная тайная достопримечательность, так что из какой-то двери мимо нас по-тарковски пробегают веселые Играющие дети

иномирье, теплый свет, зачаровывающее пространство
оно оживляет

/это из тех, что помнить и мечтать разыскать наяву, происходящее - потрясающе настоящее - больше убеждает в этой надежде;

то, где можно снимать кино и рисовать мультфильмы маслянными красками

которое есть, звенит чудом изнутри, и ничего с ним не поделаешь

02:31 

наконец до дрожи чувствую, что мир может быть шире, выше, дальше; и то, о чем я "не могу подумать" - важнее всего на свете
удачи, удачи-удачи

Бедность сих строк – от жажды что-то спрятать, сберечь; обернуться.
С той дурной карусели, что воспел Гесиод, сходят не там, где сели, но где ночь застает.


и начать с загаданного Б.

20:02 

Асса

это омерзительно
знаете, это просто омерзительно
когда тебя ловко обманывают, и ты видишь, что мог-то и не заметить этого, будь ты чуть раньше и немного иным, это еще ничего, забавно даже, мол, вот оно как, и я молодец, и авторы молодцы, страшненько правда немного - а что было бы, если бы посмотрел вот сейчас, и не понял?.. но я же понял, и какая разница, мне понравилось.
но когда тебя обманывают и убивают последовательно, когда, набравшись СЕБЯ, духовной, целостной, восторженной и чистой СЕБЯ, в первые самые отчаянно-душевные моменты кино, ты идешь дальше спокойно и в заданном ритме, и тут тебя начинают медленно душить, тебе смеются в лицо, тебе орут с обеих сторон очевидный бред, смешной содержанием и ужасный смертельной формой, тычут пальцем в черную клеточку мира, увеличив под кривым микроскопом, и фарсово-искренне, как могут, с уверенностью сумасшедшего говорят, что этот мир - такой. И стреляют в спину очередной моей жизни, когда я сомневаюсь, что это так.
И чувствуется же, правда, взглядом мудрого, чудесного своего Зрителя, который Видел кино, который чувствует, что такое Кино, который понимает, что делает с ним Кино - что это Кино делает из меня мертвеца, смеясь. Оно стебется надо мной, изредка давая знать МНЕ, ЗНАЮЩЕМУ, что глумится - это у него такой художественный прием. Ты чтоо, это время такое, посмотри, подумай, повеселись, это же не всерьез, но классно же, клево, правда, получилось?
И что хуже всего, ржет в голос над тем наивным мной, который не умеет думать с оглядкой, наивным, чистым, восприимчивым. Дурак он, этот Идиот. А дураков таких много, значит, еще один повод для развития увеселительного своего искусства - воспримут же всерьез, в соответствии с уже принятым и записанном как сокровенное - и восхищаться, небось, будут, и ставить в пример; а вообще - искусство в принципе - это великий обман. И чувствуется эта ненастоящесть, прекрасные мастерские с фальшивыми декорациями и "стиль жизни" - в аляповатости, в гротескности, и поиске таких трещин, чтоб оттуда вытекала вулканическая лава, ополоснутся ею, как в душе. Никакого истинного чувства - все вырезаются в эстетские коллажи, музыка одна - щелканье ножниц. Другого во мне нет, другое вне меня, оно меня не касается, я остёр, и оно гибко обходит меня стороной. Книги, слова, картины, фильмы, образы, формулы, стихи, законы и беззаконность, путь не за спиной - а от левой руки. Все это, и при этом истинное чувство=животное чувство. Содержания столько, сколько должен весить грузик, держащий шарик, чтобы он мог находится в этом мире.

это омерзительно
я думала, что в этом будет особенная поэзия, что если для кото-то Асса случилась, в ней что-то обязательно есть.
а теперь меня подтачивает, как морская волна камень, ощущение, что все ровным счетом наоборот - не Асса может быть на самом деле хороша, а из-за того что Асса априори хороша, у их внутреннего стержня тех зрителей-любителей, у их действий, есть дополнительный смысл, который намного жестче, который гораздо хуже, чем это видится.

вот это - действительно страшно
и это - действительно правда.

04:25 

сходить с ума и приходить на ум в верном направлении :)

ищем знаки в мире*)

Наваждение (02:16:28 25/07/2008)
была рассветная затея, о том, что для того, чтобы вернутся к Слову, а и к себе в равной степени, нужно отойти на шаг, совершить Движение, и с нового (тут - острого) угла заметить на свыкшемся-родном вечную непереходящую динамику, трещины и щели между мирами. Как придумывается роман и причудливая, изломами, сюжетная линия, был создан и вполне конкретный концепт воодушевления через контрасты, и ими, конечно, оказались именно Люди. Далекие от Слова, от абстрактного-чувственного, живущие по иным критериям реальности. Точка сборки переместилась с самого предметного центра, к краям жизненной картинки, где легкий муар по краям и затемнение. В этом-то затемнении она и была легко оставлена, не одна, под видом неопределенного многоточия, но все эти точки появились уже точно там. И вот сейчас я, безудержно весело смеюсь, понимая, что передо мной - идеальное воплощение того самого, о котором блюрно шла речь. Во всяком случае, это достойное начало и первый виток, подтачивающий зоркость на подобное.

знаете, а когда солнце прячут за тучи, ему наверное особенно хорошо - оно наконец нашло свою пронзительно-погружающе-пробуждающую осень

@настроение: живое безумие поэзии

04:24 

Чиффа-Флейтист :)

03:25 

меня освещали Солнцем. И только тогда, когда оно отправилось за реку, я могу ощутить силу света в себе; меня долго вели подле себя, удерживая диалогом, а потом оставили одну с услышанным, как с прочитанной книгой - и только пару шагов назад для жалости утраченного, больше - истового желания и уверенности отныне, простого необъяснимого ощущения, что я "ожила". я хочу, я могу, я удивляюсь, я чувствую - спасибо уходящим и посылающим лифт на верхние этажи своей уверенной знающей рукой
я сейчас - я, и мне нравится, говорить и видеть картинками, играть на флейте и чувствовать всей собой, что язык с ней находится с каждым днем все больше, она уже умеет немного рассказывать истории на моей ритмической волне, и это счастье внутри меня и моего ветра. нравится думать разными словами и оглядываться, прищурившись от закатного солнца, в своем вечном новом цельном и одухотворенном одиночестве
здорово жить по чувствам прочитанного-прошедшего
а я только так и умею%)..

02:46 

Шахворостов, еще

и еще засвеченный вариант (:

Я верю в странников. Магических реалистов, путеСшественников, Игроков, которые условились однажды, что будет замком, а что ключом от замка - и действуют всегда неизменно радостно и целеустремленно, не выпадая и не засыпая - а останавливаясь разве что на привал, - потому что они знают, что впереди их ждет что-то большее, они договорились об этом с миром. Они живут и счастливы, и им есть, отчего быть счастливым - однажды их назвали могами, что здорово верно - они обладают могуществом выбора и могут творить. У них есть внутреннее, но все же это не стремление даже.. потаенный причудливый клад, о котором они могут и забыть в рассеянности духа - ненадолго, но всерьез - и он есть всегда, он чувствуется, необъяснимо резонирует изнутри сам собой. Они могут идти и вперед, и назад - взойти, упасть, и снова взойти - звездой. В них таких верю, а живым оттождествлением, ярким всамделишним образом стал Шахворостов. Его присутствие - как присутствие солнца и особенного света - само по себе оживляет и вытягивает вектор внутренней улыбки, события, освещенные, оказываются не просто так, и хаос импрессионистических картинок, людей, слов, многомерного мира - держится в одной ровной волне, оглядываться по сторонам - значит наблюдать полноценное счастливое кино. Движется он легко и плавное движение вообще оказывается незаметным, как у человека размеренной Дороги. И глаза, живые карие светящиеся глаза, которые не запечатлеть такими ни на один из возможных изобразительных средств - в них-то как раз всё, пресловутая душа, которая видела и видит, со всем тем значением, которые только могут быть в этих словах. Кроме того это, конечно же, глаза Художника, и в них отражается спокойная внутренная Сила.
А еще веселая усмешка, яркая сепия смеха, высказан он, или звучит за взглядом, заразительный неизменно, это - смех мысли, она, оценивая свою .невозможную серьезность, выдыхает веселость как воздух из флейты, потому что видит причудливые непредсказуемные тени, появившиеся от нее, стоило только начать переводить себя в другой мир.
Состоящая из мириада оттенков мысль, обладает цветами, что здесь вроде бы не существуют. Такие мыслинемыслимые чудеса, которые уже случились и случаются, действительно намного верней совершать и присутствовать при них частичным деятелем, чем пытаться поверить - любопытное, но абсолютно не кпдшное занятие. Слова, которые он говорит - тоже чудо, которые хотя и рассказывают о целиком конкретных вещах, перенесенные в другую (языковую) среду - становятся яркими лоскутами и разлетаются, потеряв невидимую соединяющую их связь. Но сохранив ее, можно по-настоящему действовать, встав с чертовски ненадежных четверенек на тяжелой земле, оперевшись/(оперившись) на крылья.
Слова во мне сбиваются, обращась в свою верную восхищенную точку, которая проглядывает еще много где в других случайных разрозненных, очень важных, предложениях. От этой точки - все такое Настоящее, с
песнями и смыслами песен
насыщенными историями
мирами и образами из-под руки
взлетными площадками
местами, где дышишь трепетно, ошеломленный счастьем
характерами городов
истинностью снов
никакого шанса завязнуть даже в однообразном ощущении прекрасного
ловкостью
спокойной уверенностью
литературными непонятками и все-таки изяществом развития .вперед
все гребенщиковское, сюрное, абсурдное и безукоризненно точное
действительное
и заветно-чу-де-сно-е.

это похоже на вспышку чиркнувшей спички. внутренний эфемерный полумрак говорит больше, предчувствует, понимает счастье по составным, подбрасывает изредка Нити в полное собственное распоряжение, а вспышка - показывает только маленький интуитивно-спонтанно выхваченный кусок огромного панно.

... я повторяю спасибо за эту радость!...

02:35 

Кино-сепия, с удивительными и резко неожиданными взлетами в цветность, которая, через время успевшихся сплестись связей, оказывается неслучайной по смысловому контексту. Очень редкое черно-белое на стоп-кадре, ровный свет независимо от источников, будь то кажущаяся тусклой свеча или сильный киношный прожектор. Оттеняющийся силует, сидящий на подоконнике, в легкой дымке утреннего тумана, благовоний и сигарет, выдыхает странствующие и блюзовые слова, которые весело ютятся в комнате-кухне, своим присутствием создавая необъяснимый уют. Сказанное изнутри смеется флейтой над своей серьезностью, в нем правильные(от правил Игры, у слова это состояние) и "свои" - что естественно по жанру - истории, которые кончаются - "а дальше придумайте сами, у вас, конечно же, очень хорошо получится". Оказавшись внутри, услышанными, у слов особенным, не сразу явным, даром появляются возможности Проявлять залежавшиеся на антресолях негативы, поднимать уровень, дуть теплым ветром в спину духа, и, залатав черные дыры - белыми пятнами, прибавляют ехидный довесок страсти к путешеСшествиям. Гулкое эхо звучит в самом Мире, что становится не абстрактным-необъятным, а настоящим, непосредственным, непривычно близким и свободно-дружелюбным. Но земля - это еще что! - подняться к небу, вот работа, подняться к небу - вот это труд! А небо близкое и глубоко-родное, готово приветить и учавствовать в авантюрах. Ведь даже в статике карандашного рисунка в руках, чудесится движение; залетного-ухающего "нереально" просто нет в этом коллаже. А коммуникационные стены - разумеется с прорехами, и окна - без стекол. Поднимая взгляд, с отлично сошедшимся сочетанием счастья сбывшегося и скептической иронии, смотришь в темно-карие, с живой силой и неизменно веселой мыслью глаза, где на самом-самом дне горькая кофейная гуща - и прирученно веришь, с улыбкой молчаливо кивая.

Легким на подъем, спрыгнув с подоконника и ловко преодолев ступеньки, он оказывается лукавым сталкером Города, ходящего по нему в глумливых обстановке, домашних тапочках и с оговоренным девизом совместной дороги "он думает, что нам это должно нравится". И иногда так талантливо думает, что нам нравится даже сверх того. :) Суетливый город нашел своего дирижера. Крысолов в отпуске по собственному желанию, играет на флейте неба и флейте земли, а на самом деле еще на множестве самых разных инструментов, но мой слух упорно ловит звуки именно этого, заветного. В рюкзаке у него всегда есть несколько запасных камешков, готовых подстроить чей-нибудь мир. Недвижимые глыбы мироздания, оказавшись полыми изнутри, как нельзя лучше подходят для роли ритмичных барабанов, от которых можно танцевать в разные стороны. Щелк, щелк, щелк - полный синхрон.

Еще он умеет ломать любые кривые, это характерная черта - кривые события, беседы, систем - на то ведь они и кривые; по аналогу с фотографическими - сломами он вытягивает неожиданные контрасты и пятна света в безнадежной однотонности. Если сидишь на какой-нибудь из таких кривых, то потом медленно падаешь-спускаешься, то ли вверх, но ли вниз, как Алиса. Из-за этого на языке, в невесомости, держится одновременно и благодарность и возмущение.

Смотреть на радугу со светофильтром - как это вам нравится?

Чудесник-реалист Шахворостов.

А еще Шахворостов - это что-то, теплое-кусачее, как шарф.

и на этом, без переходов, разве что с едва ли заметным наплывом от всёго предыдущего, - начинаю играть в морзе, выступая как верная восхищенная точка. . . :)

фотографические зарубки

14:32 

питер в экзистенциальном одиночестве

вот а теперь сны-наяву перебрались обратно на ту сторону век
очень-странный-питер. я в полном одиночестве, в кирпичном недостроенном домике в поле живу, но домик этот - вполне дом, и единственное что смущает, это шепот ветра кругом и ни единой возможной души, я здесь одна, как с персональном сне. в Питер я приехала на неделю, искать его для себя самостоятельно. Одевшись рано утром потеплей, иду через поле, зябко ежась от ветра-ветра-ветра и, перейдя черную полосу шоссейной дороги, сразу попадаю в мир Города, где я одна абсолютно, могу искать чудесные места. Когда холодно, я иду через первые, для меня крайние, улицы, и бромочу - у меня есть намерение, я ищу, я ищу. В первый день, потеряв даже эти два простых слово-действия, не ушла в глубину города никуда вообще, и мне не хочется повторять этот потерянный день. В начале - очень легкий полумрак, холодно-доброжелательный, как будто эту сторону укрыла от солнца туча, или просто солнце всегда в такое время - с другой стороны. Тороплюсь перейти на солнечную сторону, без устали поворачивая на перекрестках, идя по наитию, выглядывая случайных прохожих (среди них исключительно рабочий и "чужой" люд), что бы спросить, как мне добраться до...
и я знаю, куда точно я хочу попасть. я точно вижу, что если найдусь там, то увижу совсем другой Питер и выйду из этого замкнутого крута пустого для меня города. об этом месте я услышала от Теххи, это мост, я теперь пытаюсь вспомнить его назание, тогда незабываемо звенящее в голове, который именно "восхитителен", я по журналистски-телеграфным словам уже понимаю, что в нем есть что-то такое, что отличает это от "места" вообще - он как яркая вспышка, на нем начнут происходить наконец-то события, и даже вижу, произнеся еще раз название, вид с этого моста.

закат, опустошающий ветер, я возвращаюсь обратно, как в эстетски-концептуальном бессловном фильме. и хотя окружающее меня внешнее вроде бы вселяет тоску до беззвучных рыданий, я иду по нему свободно и легко, только выдыхаю горький несбывшийся день, вдохнув новую спокойную надежду

02:06 

прекрасные люди кругом.
прекрасные тексты, тексты кругом.
и, слышишь, все, что по-настоящему желается - просыпаться и засыпать со строчкой о. это самое рассказать, прочувствовать, чуть-чуть сойти с ума, зайтись таким ветром, что никакие разводящиеся к этому времени мосты под ногами, ничто не сможет споткнуть. ни даже небо, свалившееся в голову всеми фиолетово-багровыми полутонами, даже земляничное небо - ни-че-го.
вот оно какое, конечно же, именно так, вечным карандашом на форзаце очередной незаполненной книги - вот оно какое, счастье.

и ведь постоянно же - протягиваю руку в дверному звонку, а вхожу через окна.

время искать дорогу, ага

человек человеку - трамплин (:

16:31 

горсть жемчуга в ладонях :)

Теория моя, по счастию, оригинальнее прочих. Она гласит, что людям не следует сближаться в мелочах, если они хотят отстаться близкими по большому счету.
~
Текст - наша общая плоть; порой мне кажется, что ткань человеческого бытия соткана из той же материи, что и книги: из слов. (Вначале было Слово, не так ли? И еще вопрос, воспоследовало ли за ним Дело, или было решено, что сойдет и так..)
~
Признаюсь ,что ожидаю от вас куда больше, чем один человек может дать другому. Поэтому себе я сказала, что просто должна бежать вслед, как Алиса за Белым Кроликом: авось попадется на нашем общем пути некая диковинная бездонная нора, а там уж, как водится, по обстоятельствам.

Все мы стали людьми лишь в той мере, в какой любили людей и имели случай любить. Любить самоотверженно и беззаветно, с силой, равной квадрату дистанции, - дело наших сердец, пока мы дети.


прикрыв глаза, чутко прислушиваюсь к шуршащему бисеру верных слов. они повсюду льются солнечными лучами, расстворяются в атмосфере-воде как августовские светлячки, звучат как из сна - ("мои сны насыщенны диалогами, но я не знаю, есть ли там вообще какие-то звуки"), вслух, музыкой, произносится загаданное давно - люди, которые проявляют ломографичные снимки, рассказывая о увиденной в них композиции. Привет Эмиссару (спасибо кастанеде за насущное слово), привет чуду из чудес - слышать такое. Я была Алисой Лиддел, Дэзи, я была пригорошней событий - хороших и разных, я была сновидцем и прирученным. "Казалось мне, что прошло очень много дней, и я только бессвязно помнил, потеряв повсюду точки отсчета".

И самое главное - я говорила с душой, и говорила от души, того по-детски могущественного, восторженно-любопытного, существующего безоглядно внутреннего духа, тянущегося к гармонии, естественно исключающего всяческую гравитацию и совершенно не смыслящего ничего в жизненно-социальной драматургии. Эта-то единственная душа ведет диалог и проживает его с другими душами, она пытается увлечь радостной игрой неконкретного счастья и услышать того "ребенка образа", заговорить с Глубиной - и напрочь забытые и несуществующие в здесь факты биографии, смутные истории, рисующие именно такое внешнее имя. Какое это может иметь значение, когда может быть .так? И никакой конкретной меня. Я - пятилетняя, живущая, как кошка, в вечном теплом пледе. "Меня нет в принципе вообще никак", и за эту социальную Я я меньше всего могу ручаться.

благодарна

и разноцветное пастельное кружево аквариумовских строк, все, все, я не могу поймать из этой синей-малиновоалой птицы только одно перо. она - вся, дословно, достоверно - та самая, сопровождающая на верном пути Домой (или просто - с собой, ага-ага)

04:05 

"музыка вошла неожиданно"
из забытого чехла выбралась в ласковые руки гитара-электрический пес, ее треплют блюзом, слушающие души на подпевке, гармония не знает границ
материализовалось слово "флейта" в звучного спокойного друга, снуснумриковский инструмент, который приносит счастье.
гитара играет несказанно важную и всеобъятную Гребенщиковскую "Плоскость" (ты можешь смеяться - я видела - она состоит из .трех звучных аккордов!), флейта рада бы приглядеться и влиться с джазовой импровизацией.
парадоксальная и возникшая удивительно в доме, как обычно нужное, но непредсказуемое слово в предложении - Чиффа, мурлычит на руках играющих, жмурясь томными счастливыми глазами
за широким желтым подоконником - лето, а у нас прохладный ветер-домосед, и еще за окном - ярчайшие закаты, а у нас - фотоаппарт, как раз для того и пригодный, чтобы оставить картинку на память - вроде непередвижной на штативе подзорной трубы. закипает чайник, на тикающих, но давно остановившихся часах - пять, в проеме - картина светописью зажженных окон. сидящие на подоконнике освещенны режимным солнцем, они читают невозможные книги, которые говорят обо всем и перестраивают мироздание с основания, хотя очевидно что все-таки - "камни в моих руках, камни держащие мир - это не одно и то же"

еще, вечером, можно искать музыку и найти безумную киевскую группу 90стых "Салют абсурда", в антуражной записи, со спутанными эмоциональными образами. Все, что удается сказать это - ох, какая психоделика! что, как известно, в дословном пеpеводе с Гpеческого обозначает "пpосветляющая душу".
и знать наверняка, какое сейчас "время луны"

я маленькая, топчусь возле потрясающе правильного и многообещающего вектора, и не в тему ничего не понимаю, альтернативщик из меня идеальный - есть какой-то логический блок, стою - непонятно на чем.. восхищаюсь, теми, кто рядом со мной - ничего этого ведь прекрасней быть не может.)
---

и наконец, найденный Кастанеда сказал то, что давно с любопытством ожидалось, дело только за формулировкой и фактом "да вот оно Есть!"
"Когда речь идет о возможности добраться до сущности записанного, мы должны использовать нашу способность проникаться симпатией и давать простор фантазии, чтобы выйти за пределы обычной страницы в само переживание"

"Однако в мире магов нет записей на страницах, поэтому вся информация, которая не может быть прочитана снова, хранится в положении точки сборки

Для того, чтобы еще раз пережить урок, ученик должен вернуть точку сборки в положение, в котором она была, когда он его получал. способность возвращать точку сборки во все те положения, которые она занимала во время уроков, является большим достижением :)"

СнежноБелый холст

главная